.

Выходной урывками

Выходной урывками:

Бунин, музейные девы и джезва.


Лучшее путешествие — спонтанное. Так же, наверное, работает и с выходными. Вчера я дошил и отправил заказы по городам, чтобы точно успеть их доставить в срок. Это было большое для меня дело, и проснулся я с ощущением, что заслужил небольшое послабление сегодня. Хотя расслабляться я начал еще ночью: набрал ванну и в удовольствие почитал.

Но вернусь к утру. Залип в инстике и наткнулся на сразу на две новости: в Воронеже уже с сентября есть музей Бунина, чьи рассказы я очень люблю, а еще в этом музее есть его кожаная охотничья сумка.

С Буниным у меня есть и еще одна история. Было раз, одним холодным осенним днем я уснул на лавочке возле его памятника у Никитинской библиотеки, но сегодня не об этом. Я без раздумий и промедлений вызвал такси и очень быстро стал одеваться, потому что такси ко мне приезжает за пару минут.

Когда я вышел, таксист уже докуривал. Под лобовиком лежала ветка туи или чего-то такого. Не пахла. Надеюсь. «Это она не пахнет или я не чувствую», — быстро подумалось мне. Она посыпала иголками торпедо и закрепленные на нем сяоми и старенький самсунг. Полугоночный солярис шустро понес нас на Проспект Революции, три. В салоне пахло свежей сигаретой и моими душными сладкими бёрбери.



Натягиваю маску, захожу, расцветаю. Сразу пять женщин встретили меня как-то одновременно по музейному и домашнему. Приятная атмосфера. Я еще не знал, какой странный опыт меня ожидает.

Сразу к этому экспириенсу. Я купил билет. Индивидуальный. Я же один, логично? Началась какая-то суета, как будто мне готовят сюрприз. Почти шепотом кто-то говорил, что надо включить это и сделать то, но так, будто я не должен узнать что именно раньше времени. Кому-то звонят, говорят: «У нас тут гость…»

И началось самое странное. В зал меня проводила молодая девушка, в платье, сменных сапожках и с завивкой. Это дополнительно создавало впечатление некой торжественности происходящего и того, что к моему приезду готовились как к мероприятию.

Она завела меня, объяснила, что экспозиция начинается тут. Я был готов начинать все смотреть, но она начала рассказывать.

Тут я понял, что экскурсия у меня будет максимально персональная. То есть конкретно для меня одного. Я слегка опешил от осознания этого и от отсутствия плана, как в таких ситуация себя вести.

У меня внутри все перевернулось. Она стояла передо мной, рассказывала про род Буниных, про здание и что-то еще для начала. Я вообще не знал, как реагировать. Думал: «Должен я смотреть на нее или на то, что вокруг? Может, на то, куда она показывает. Господи, какая нелепая ситуация.» В общем, чувствовал я себя полнейшим пацаном. Как вообще по-музейному смотрят в карие глаза? Но потом моя обычная часть взяла верх и я с чего-то легонечко проиграл. Это немного разрядило обстановку и дальше было проще и теплее что ли)

Мы прошлись по музею, мне рассказали про основные этапы жизни, показали фотки, книги, некоторые аутентичные вещи. Мы посмотрели внутренний дворик. Оказалось там даже можно проводить мероприятия. Я попросил еще немного времени, чтобы пофоткать. Куда же без этого.

Рассказ мой конечно больше про эмоцию, которую я испытал от такого необычного формата экскурсии, но я чувствую, должен отметить как здорово и современно сделан музей. Сюрпризы, к которым я готовился, и правда были.

Видео-панель с колонками, встроенная в шкаф. На этой панели по свайпу запустился небольшой ролик.

Физическая рельефная карта мира, на которой стоят модельки зданий — символы мест, куда путешествовал Бунин. Ты трогаешь, например, Софийский собор, а карта начинает проецировать на стену над собой небольшое видео со звуком с отрывками из очерков Бунина и исторической справкой.

Еще на импровизированном столе Бунина лежала такая кожаная штука для бумаг. Что-то вроде огромной раскрытой папки. К своему стыду не знаю названия. Сдвинув ее, мы обнаружим еще один большой дисплей. На нем фото конвертов. Нажав на конверт, можно увидеть само письмо и его расшифровку. Не каждый сможет прочесть почерк)
Приятным дополнением стали и реальные письма Бунина.

Еще я сфоткал классный дизайн билетов и чеков того времени. Я был очень рад увидеть там печатную машинку. Крохотную Erika.



Если вы не знаете о моей любви к машинкам, то напомню, что изделия мои называются именами печатных машинок. Их, кстати, больше не производят. Еще из моих слабостей я нашел там пару трубок и классных пепельниц.
В общем, не хочу рассказывать прямо про все. Рекомендую сходить. Цена вопроса около трехсот рублей.

После музея я наконец добрался до Джезвы, хоть и собирался это сделать гораздо раньше. Тут я выпил кофе, приготовленный в турке на песке. В нем был перчик и другие специи, а подавали его в большом бокале, который задуман как декантер.
Попил кофе, записал это, ответил на сообщения и пошел по уже вечернему праздничному и заснеженному центру в сторону мастерской.
Отличный получился выходной.
Made on
Tilda